Антикоррупционные итоги 2019 года

Категория: Публикации и иная полезная информация Опубликовано 14 Май 2020
Просмотров: 177

Подводя итоги уходящего года, вспомнили основные события в сфере предупреждения и борьбы с коррупцией в России и за рубежом.

В 2019 году различные аспекты противодействия коррупции обсуждались в рамках сразу нескольких международных форматов.

Так, в на восьмой сессии Конференции стран-участниц Конвенции ООН против коррупции рассматривались такие темы, как деятельность антикоррупционных и аудиторских органов, усиление мер противодействия взяточничеству, в том числе подкупу иностранных должностных лиц, возврат активов, полученных преступным путем, и иные, а также был принят ряд антикоррупционных резолюций, в том числе, по инициативе Российской Федерации, – о противодействии коррупции в спорте.

На очередном саммите «Группы двадцати» (G20) особое внимание было уделено теме эффективной защиты осведомителей: были приняты соответствующие Руководящие принципы, основанные на существующих лучших практиках создания и функционирования подобных механизмов в странах ЕС и некоторых иных регионах. При этом Европейским союзом в этом году был сделан очередной важный шаг по формированию унифицированной системы правовых норм, направленных на обеспечение всесторонней защиты таких лиц: в декабре вступила в силу Директива о защите лиц, сообщающих о нарушениях законодательства Союза. Документ обязывает государства-члены ЕС принять необходимые нормативные акты, предусматривающие установление для компаний единых требований по формированию системы служебных разоблачений и защиты осведомителей.

Еще одна международная организация – Группа государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО) – выпустила в этом году очередной отчет о ходе принятия государствами-членами мер по противодействию коррупции. В целом, как отметили эксперты ГРЕКО, страны продемонстрировали незначительный прогресс: согласно результатам анализа прохождения четвертого раунда оценки, в рамках которого рассматривалось принятие антикоррупционных мер в отношении депутатов, судей и прокуроров, к концу года выполнено в полном объеме оказалось лишь 34% рекомендаций.

Зарубежные страны

Несмотря на отмеченные ГРЕКО низкие темпы внедрения государствами мер по борьбе с коррупцией, отдельные заметные новеллы антикоррупционного законодательства все же имели место в уходящем году.

Так, в Италии был принят Закон о зачистке коррупционеров, предусматривающий целый ряд нововведений в антикоррупционное законодательство страны. Среди прочего, закон ужесточил наказания за коррупционные преступления, в том числе для юридических лиц, ввел такую меру ответственности, как запрет замещения должности в системе государственной власти, узаконил возможность проведения такого оперативного мероприятия, как провокация взятки.

Во Вьетнаме обновленный Закон о борьбе с коррупцией впервые ввел определение понятия «конфликт интересов» на законодательном уровне, а также распространил на отдельные категории организаций негосударственного сектора требования, применяемые к государственным организациям. Одновременно с законом было принято постановление, разъясняющее реализацию на практике установленных им ограничений для бывших государственных служащих, претендующих на замещение должности в определенных организациях негосударственного сектора, а также вводящее обновленные правила дарения и получения подарков служащими.

В Коста-Рике был принят закон, устанавливающий уголовную ответственность юридических лиц за коррупцию, а также предусматривающий возможность смягчения наказания при условии внедрения организацией надлежащих мер по предупреждению коррупционных нарушений. Среди таких мер закон выделяет проведение оценки коррупционных рисков, принятие внутренних документов, направленных на формирование культуры нетерпимости к коррупции и недопущение совершения коррупционных правонарушений, проведение антикоррупционного обучения и иные.

Внесенные в уголовное законодательство Чили изменения впервые закрепили подкуп иностранных должностных лиц в качестве отдельного состава преступления, причем соответствующие нормы применимы к резидентам страны даже в случае, когда неправомерные действия были совершены ими за ее пределами. Новеллы чилийского законодательства также коснулись ужесточения наказаний за отдельные виды коррупционных преступлений, криминализации подкупа в частном секторе и расширения понятия взяточничества и предмета взятки.

В Украине в этом году был принят закон о криминализации незаконного обогащения чиновников, который, среди прочего, вернул соответствующую статью в уголовный кодекс страны, ввел возможность гражданской конфискации неправомерных доходов и установил новый механизм выявления и регистрации таких доходов: теперь указанные функции будут возложены на специальные антикоррупционные органы совместно с органами прокуратуры.

В Португалии был принят обновленный Кодекс поведения для высших должностных лиц, который, однако, практически полностью повторил предыдущую редакцию 2016 года. В Кодексе закреплены основные запреты и ограничения, связанные с конфликтом интересов указанных лиц, в том числе с получением подарков и принятием приглашений на различные мероприятия.

В США было внесено предложение о закреплении в качестве уголовного преступления вымогательства взяток со стороны иностранных должностных лиц. Подобная мера направлена на восполнение существующего дисбаланса законодательства: ответственность предусмотрена только для лиц, подкупающих иностранных чиновников – соответствующие положения содержатся в Законе о коррупционных практиках за рубежом (Foreign Corrupt Practices Act – FCPA). Подобная инициатива, однако, вызывает ряд вопросов: в частности, не ясно, каким образом будут разрешены неизбежные юрисдикционные коллизии и как положения подобного закона будут соотносится с нормами FCPA, касающимися платежей за упрощение формальностей и «разумных и добросовестных» расходов. Помимо этого, в США в этом году был представлен законопроект реформы системы по борьбе с отмыванием доходов, предполагающий необходимость всеобъемлющего обмена данными между правоохранительными органами и финансовыми институтами и требующий от иностранных банков предоставлять информацию по запросу для ее использования в качестве доказательства в суде.

Российская Федерация

Для нашей страны этот год был отмечен прогрессом на международной арене. Так, Рабочая группа ОЭСР выразила готовность перевести Россию на 3-ю фазу Мониторинга выполнения Конвенции ОЭСР по борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных коммерческих сделок. Для этого нашей стране необходимо выполнить до октября 2020 года приоритетные рекомендации Рабочей группы: закрепить в УК РФ обещание и предложение взятки в качестве самостоятельных составов преступлений и исключить из законодательства положения, предусматривающие возможность освобождения от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием в случае подкупа иностранного должностного лица.

В рамках восьмой сессии Конференции стран-участниц Конвенции ООН против коррупции Россией было организовано специальное мероприятия, посвященное развитию международного сотрудничества при привлечении к ответственности за коррупционные правонарушения. В настоящее время международное взаимодействие по данному направлению ограничивается в основном уголовными разбирательствами, при том, что странами все активнее и разнообразнее используются административные и гражданские механизмы противодействия коррупции. Для России данная тематика особенно актуальна, так как целый ряд антикоррупционных мер в нашей стране реализуется в рамках гражданского и административного законодательства.

Отдельные изменения антикоррупционного законодательства, имевшие место в нашей стране в этом году, коснулись:

- невключения в срок, установленный для привлечения к дисциплинарной ответственности за коррупционные правонарушения, периодов временной нетрудоспособности, пребывания в отпуске и иных случаев отсутствия по уважительной причине, а также периода ведения производства по уголовному делу;

- разрешения служащим входить в состав коллегиальных органов управления фонда, государственного или муниципального и частного учреждения, автономной некоммерческой организации на безвозмездной основе по согласованию с руководителем;

- определения мер дисциплинарной ответственности за коррупционные нарушения для депутатов представительных органов местного самоуправления и упрощения порядка декларирования доходов депутатами представительных органов сельских поселений, осуществляющими свои полномочия на непостоянной основе.

Кроме того, в конце года было принято постановление Пленума Верховного Суда о внесении изменений в постановление по делам о взяточничестве. Данным постановлением было расширен перечень инструментов для аккумулирования средств и осуществления платежных операций, который может использоваться для расчетов с коррумпированными должностными лицами – в него введено понятие «электронный кошелек», уточнено понятие «посредничество во взяточничестве и в коммерческом подкупе», а также ужесточены требования к законности проведения любых оперативно-розыскных мероприятий: так, теперь для оценки доказательств, полученных в ходе осуществления оперативно-розыскной деятельности, суду, независимо от признания подсудимым своей вины, необходимо проверять законность и обоснованность проведения каждого такого оперативно-розыскного мероприятия.

Ряд важных законопроектов, однако, все еще находится на стадии рассмотрения Государственной Думой. Так, летом этого года в нижнюю палату парламента были внесены два законопроекта, предусматривающие закрепление в Уголовном кодексе и Уголовно-процессуальном кодексе положений о криминализации незаконного обогащения должностных лиц и внесение необходимых изменений в иные нормативные акты. До сих пор остается на рассмотрении и внесенный в прошлом году законопроект, направленный на совершенствование антикоррупционных стандартов для работников государственных корпораций. Данный законопроект предусматривает, в том числе:

- распространение на работников организаций, подконтрольных государственным корпорациям, а также организаций, созданных для выполнения задач, поставленных перед федеральными государственными органами, государственными органами субъекта Российской Федерации и органами местного самоуправления, антикоррупционных ограничений, запретов и обязанностей;

- установление критериев отнесения юридических лиц к категории созданных для выполнения задач, поставленных перед государственными органами и органами местного самоуправления;

- унификацию положений законов, связанных с получением подарков и вознаграждений различными категориями должностных лиц, в частности, установление перечня разрешенных подарков, полученных в связи с исполнением должностных обязанностей;

- расширение перечня мер дисциплинарной ответственности для лиц, замещающих государственные и муниципальные должности, и установление механизмов применения таких мер.

В части методического обеспечения противодействия коррупции в Российской Федерации в этом году наконец были обновлены рекомендации Минтруда России по внедрению антикоррупционных мер организациями частного сектора. Принятые ведомством документы разъясняют особенности разработки и внедрения основных элементов антикоррупционной политики:

- определения лиц, ответственных за противодействие коррупции;

- проведения оценки коррупционных рисков;

- регулирования конфликта интересов;

- внедрения стандартов и кодексов поведения;

- оценки контрагентов;

- антикоррупционного обучения и проведения периодического мониторинга эффективности имплементации указанных мер.

ßíäåêñ.Ìåòðèêà

УльяновскДома.РФ - Цифровое сопротивление COVID-19